Чтение формирует мозг

14.05.2018 Неврология  Нет комментариев

Чтение формирует мозг

Чтение и письмо — очень интересные явления. Ведь первые письменные системы возникли лишь около 6000 лет назад — это мизер по сравнению с человеческой эволюцией. Ученых интересует, как человеческий мозг может справиться со столь сложной задачей.

психология чтения и письма
Сейчас они, например, сравнивают мозг умелых читателей и анальфабетов*.

(*Анальфабет — необразованный, неграмотный человек).

Оказалось, что неумение читать оказывает существенное влияние на людей, а в более широком масштабе — и на демократию во всем мире.

Письмо и чтение для нас — обыденные явления. Мы не задумываясь хватаемся за карандаш, чтобы что-то записать, или берем смартфон, чтобы почитать новости и ответить на сообщения. Однако это — очень сложные процессы.

Об этом пишет Фальк Геттиг (Falk Huettig) из Института психолингвистики имени Макса Планка вместе со своими коллегами Региной Колински (Rеgine Kolinsky) и Томасом Лахманном (Thomas Lachmann) в предисловии к спецвыпуску журнала «Language, Cognition and Neuroscience» под названием «Влияние грамотности на когнитивные и мозговые функции» («The effects of literacy on cognition and brain functioning»).

Для того, чтобы научиться читать и писать, мозг должен очень точно согласовывать перцептивные и мыслительные функции. В частности, речь идет об основных визуальных навыках, фонологическом восприятии, долговременной и рабочей памяти и многом другом. Мы должны годами тренироваться, пока чтение и письмо глубоко укоренятся в мозг и будут легко воспроизводиться.

Поэтому в процессе овладения чтением и письмом меняются структуры и функции мозга. Здесь исследователи занимаются двумя основными вопросами: какие предпосылки необходимы для того, чтобы научиться читать и писать? И как эти сложные навыки влияют на наше восприятие и мышление?

Чтобы ответить на них, прибегают к сравнениям. С одной стороны, надо выяснить разницу между умелыми читателями взрослого возраста и их ровесниками, которые никогда не учились читать. Во-вторых, важно отличие между детьми, которые с легкостью учатся читать, и теми, которым это сложно дается и которые, вероятно, имеют ислексию.

В случае дислексии* сложно определить, являются ли причиной плохого чтения связанные с ней недостатки, или они возникают из-за того, что читатели-ровесники могут чтением лучше натренировать когнитивные навыки.

(*Дислексия — неспособность овладеть навыками чтения и письма, при сохраненной общей способности к обучению)

Так, Жозе Мораис (José Morais) из Брюссельского университета несколько лет назад выяснил, что чтение может существенно улучшить фонологическое сознание*, а также способности узнавать определенные звуковые структуры языка.

(*Фонологическое сознание — это осознание человеком фонологической или звуковой структуры слов. Фонологическое сознание является важным и надежным предиктором способности к чтению и поэтому является предметом многих исследований.)

То есть людям с дислексией сложно различать разные когнитивные структуры. Джон Ф. Штайн (John F. Stein) из Оксфордского университета доказывает, что дислексия — не причина этих недостатков, а только их побочный эффект.

Фальк Геттинг с коллегами из Кайзерлаутерна и португальского Фаро обнаружили и другие эффекты, присущие дислексикам и анальфабетами одновременно. К ним относятся восприятие категорий, вербальная краткосрочная память, умение повторять псевдослова, быстро называть картинки, цвета, символы или предугадывать, как могут оканчиваться предложения. И в этом случае ученые интерпретируют все эти дефициты как следствие недостатка или неблагополучного опыта чтения, а не как его причину.

Сравнение анальфабетов и взрослых читателей снова и снова показывает, насколько сильно чтение меняет наш мозг. Людям, которые не умеют читать совсем или умеют очень плохо, не только сложно анализировать последовательности букв, но и расстояния на изображениях. К такому выводу пришли испанские и французские ученые.

Следующее исследование в Португалии показало: анальфабетам также сложно различать, куда направлен определенный объект — например, молоток, который изображен в диагональном положении на столе, чей боек и хвост показывают в разных направлениях.

С какими недостатками должны мириться люди, которые никогда не имели шансов научиться чтению и письму, опытным читателям можно только догадываться. До сих пор мало изученной сферой являются когнитивные тесты, которыми врачи проверяют пожилых людей на начальной стадии деменции.

Греческая исследовательница Мари Г. Космидис (Mary H. Kosmidis) отмечает, что эти тесты рассчитаны на людей, которые не умеют читать и писать. Ведь навыки, которые в них проверяют, часто можно приобрести благодаря чтению и письму, поэтому результаты анальфабетов испытывают характерные искажения. Именно среди старшего населения в Европе еще встречаются такие, которые де-факто не умеют читать и писать.

По данным ЮНЕСКО, в мире до сих пор остается 15% неграмотных людей. Это ограничивает не только их, но и человечество в целом, считает Жозе Мораис. Он аргументирует это так: неграмотность закончится не тогда, когда дети и молодежь научатся читать, а только тогда, когда эти навыки будут оказывать длительный и глубокий эффект на их мышление и знания.

Умение читать и писать — это предпосылка для анализа сложных проблем и критических идей. Они дают жизнь публичным дебатам, основанным на разумных началах, и коллективному процессу принятия решений. Чем лучше индивидуумы обученны писать, тем лучше они могут контролировать государственные дела и вносят свой вклад в демократическое управление.

Метки записи:  , , ,
Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>