Почему мне стыдно в терапии

14.08.2019 Психиатрия  Нет комментариев

Почему мне стыдно в терапии

В терапии у клиента может возникать стыд. Не представляясь по имени, маскируясь под напряжение, испуг или замирание. Такая неловкость, когда теряется дыхание и сложно смотреть в глаза. Одеревенение тела, потеря ощущения себя.Я бы выделила несколько возможных причин сильной эмоции стыда в терапевтическом процессе.

Причина первая: стыд как реакция на новый опыт.

Стыд возникает, если я не привык говорить о себе – просто от того, что открываюсь другому человеку. Для кого-то из нас это совсем новый опыт – вот так оказываться в центре внимания другого.Стыд может возникнуть во время паузы в диалоге. Вроде я, как клиент, понимаю головой, что не «должен», но по внутренним ощущениям – как будто должен все время что-то интересное рассказывать. Как-то терапевта заинтересовывать.

А тут не знаю, что сказать, растерялся. И от этого неловко. Вроде я все время собранным должен быть, а тут я растерян. И терапевт даже может меня поддерживать, но неловкость все равно никуда не девается.

Если в раннем опыте я часто переживал чувство, что меня все время много, то мне непривычен сам факт фокусировки на моих переживаниях. «А что тебе в этом важно?», «Что с тобой сейчас?» — такие вопросы могут вгонять в ступор.

Потому что в то время, когда моя эмоциональная сфера активно формировалась, этим никто не интересовался. И я не привык интересоваться. Как мне сейчас? Да никак – ничего в себе не могу обнаружить, пока на меня смотрят. Вот приду домой, выдохну, тогда и смогу что-то почувствовать.

Причина вторая: стыд как привитая в раннем опыте эмоция.

Или еще бывает. Внутри живет такой внутренний судья – он точно знает, что надо бы отвечать правильно. Как правильно, не всегда понятно. Господи, что делать, когда не то что ответа не знаешь, но и самого вопроса не очень понимаешь?

Сказать, что ничего не понятно, это неудобно. Пока неудобно. Через какое-то время в терапии это поменяется. Но пока невозможно сказать, что потерял смысл, суть и направление. Хорошо, если терапевт сам догадается.

Когда-то я усвоил, что быть растерянным и не знать – это стыдно. Теперь в ситуации незнания я стыжусь и спрятаться хочется.Стыд может возникнуть, когда кто-то близко подходит. Когда сокращается дистанция. Если в прошлом попытки получить близость были травматичными, сейчас это может пугать. Сейчас меня как разглядят! – и увидят все мои настоящие изъяны. Увидят мою неполноценность или кособокость.

Я какой-то не такой – такая формула где-то в глубине сознания поселилась, и никакими жизнелюбивыми книжками не выводится. Умом понимаю, что я вполне себе нормальный. А когда другой на меня смотрит – сразу «не таким» себя чувствую.

Это от того возникает, что другой внешний взгляд – любящий, нежный, поддерживающий – мне не очень знаком, и я его не то, что не жду – я его и не считаю возможным. Более привычный, знакомый и потому ожидаемый – это взгляд оценивающий. Попробуйте постоять на виду, когда вас пристально оценивают – сразу испытаете такой стыд.

Причина третья: стыд как реакция на «стыдные» события моей жизни

Некоторые вещи для себя я чувствую как неподобающие, стыдные. Или то, в чем невозможно признаться. Например, умом я могу понимать, что не виноват в физическом/сексуальном насилии, которое пережил. Но рассказать об этом другому стыдно. Стыдно говорить о своем унижении, ситуациях, когда я был жертвой, сильно пугался.

Такие ситуации, как внутренняя рана, которая подтачивает человека изнутри, пожирает энергию. Какое-то событие, опыт оказываются таким непереносимым, что вынести его на свет кажется невозможным. В этом опыте много собственной слабости или бессилия – в них сложно признаваться даже самому себе. А тем более кому-то другому.

Если в какой-то прошлой ситуации было много стыда, то вспоминая их, не хочется с этим стыдом снова соприкасаться – как с ядовитым отходом прошлого. Поэтому некоторые события совершенно искренне вытесняются в бессознательное, чтобы из темных тайников памяти не появляться на поверхность. Беда в том, что оттуда они никуда не исчезают, и влияют на наше поведение так, что мы этого не замечаем.

Почему так табуирована тема сексуальности? В ней много возбуждения, и это обсуждать вроде как не принято. Поэтому все, что связано с сексуальностью, интимностью очень сложно вносить в контакт. А если в этой теме вы еще чувствуете, что чем-то отличаетесь от «большинства» (а кто это большинство? – те люди, которые просто не говорят о своих отличиях и особенностях?), это совсем сложно.

Если свои сексуальные желания человек определяет как «ненормальные», в них сложно признаться. И не потому, что терапевт скажет, что это плохо. А потому что сам себя стыдишь: в обществе же считается правильным вот это и это. А то, что у меня – как-то неправильно.

На все это, конечно, накладывается воспитание. Если в родительской семье сексуальность рассматривалась как что-то стыдное, то это вольно или невольно транслируется детям. И вырастая человек может стесняться своих настоящих желаний, не признаваться в них даже себе.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>