Почему у тех, кто не умеет злиться, страдает здоровье?

24.04.2020 ДругоеПсихиатрия  Нет комментариев

Почему у тех, кто не умеет злиться, страдает здоровье?

Женя уже привыкла посещать терапевта по субботам. Она говорила маме, что уходит гулять, и мама, в общем, не возражала, хотя и ворчала иногда, что дочери где угодно интереснее, лишь бы не оставаться с ней. Кажется, ей даже понравилось, что дочь на некоторое время исчезает: по-видимому, без нее она занималась косметическими процедурами, потому что встречала ее довольная и иногда — с присохшими частицами каких-то масок на лице.

Женя не уставала радоваться, как удачно все складывается… Но в эту субботу, когда Женя уже одевалась, у нее зазвонил телефон. Это была Олеся.

— Слушай, Жень, у нас тут срочное дело образовалось. Ты через сколько сможешь подъехать?

«Уже одета, сейчас выхожу!» По привычке Женя чуть было так не ответила. Но спохватилась.

— Ни через сколько. У меня тоже сейчас дело. Срочное.

— Да брось, какие там у тебя дела! — От спокойной ленцы в голосе сестры у Жени сами собой стиснулись челюсти. — Нам детей не на кого оставить, понимаешь?

— Это твои дети, надо было заранее подумать, на кого оставлять, — быстро сказала Женя, положила трубку и отключила звук. Она начала натягивать свитер, надеясь, что успеет…

Не успела! Телефон зазвонил у мамы в соседней комнате. Через пару минут Женя услышала: «Что? Неужели? Сейчас она у меня получит!» — а следом за этим увидела разъяренную маму, которая вылетела в коридор.

— Женя! Я хочу знать: что это значит?

— Мамочка, ну пусть Олеська привезет детей к нам! — взмолилась Женя. — Вам вместе будет веселее.

— Ты знаешь, какие заторы в субботу на дорогах? Артем будет до нас ехать два часа. Нет уж, давай лучше ты бодренько, на метро…

— Пусть такси берет!

— Как тебе не стыдно! У Олеси семья, она не может швыряться деньгами на такси. Нет, постой, объясни: почему ты так себя ведешь?

Женя еле вырвалась — буквально вырвалась на лестничную площадку. Вслед ей сыпались обещания, что в один прекрасный момент она угробит сестру и мать своим поведением, но, конечно, не пожалеет о своей жестокости, потому что она бесчувственная…

Когда хочется кого-то ударить
Женя не могла назвать себя бесчувственной. По крайней мере, действие чувств в теле она ясно ощущала, пока ехала в метро: ее трясло, щеки пылали, сердце колотилось где-то в горле. А вот что это за чувство, анализировать не хотелось. Ей было больно. Просто больно.

— Извините, — едва очутившись в знакомом кресле, попросила Женя (она опоздала на десять минут, потому что в метро, мысленно выясняя отношения с Олесей, перешла не на ту линию). — Никак не могла уйти из дома. Вот, даже тему сессии не успела придумать.

— Не надо придумывать, давайте поговорим о том, что происходит с вами здесь и сейчас. Не могли уйти из дома? Расскажите об этом побольше.

Женя замолчала. Как это — говорить о таком? Стыдно… «Не выноси сор из избы» — это она твердо усвоила.

— Я отказалась сидеть с детьми сестры.

— Вы ей обещали это?

— Нет. Она позвонила и сказала, чтобы я ехала.

— Даже не попросила?

— Она никогда не просит. Только ставит перед фактом. Так всегда, с самого детства. Я постоянно должна для нее делать все, что ей нужно. А она для меня… ничего…

Женя не смогла договорить: на глаза навернулись слезы, горло сдавило. На несколько секунд она замерла. Только услышав «дышите!», заметила, что дыхания тоже не было. Когда она задышала, воздух вырвался со свистом.

— Что вы чувствуете?

— Не знаю… Ничего.

— Интересно. Вы говорите — «ничего», а ваше тело сжимается. Может быть, прислушаетесь к ощущениям?

— Сердце бьется… дышать трудно…

— Я вижу, с вашими руками что-то происходит.

Женя взглянула на свои руки. Они сжались в кулаки так, что, когда она их разжала, на ладонях остались отпечатки ее совсем не длинных ногтей.

— Повторите это движение.

Женя снова стиснула кулаки. До чего легко получилось это сделать!

— Подвигайте руками так, как они хотят.

Женя прислушалась к мышцам… Впрочем, долго прислушиваться не потребовалось: руки сами задвигались так, как в детстве, во время драки.

— Кого хочется ударить?

— Олеську! В нос ей дать!

— Отлично! Завершите это движение, а я буду противодействовать своей рукой. Чувства засели в теле, надо их оттуда извлечь.

Я никогда не злюсь
С азартом, точно в спортивной игре, Женя надавила на руку терапевта, но тут же вскрикнула:

— Ой!

— Женя! Что сейчас происходит?

Женя решительно встала:

— Я хочу уйти. Деньги наличными или на карту?

— Вы можете уйти, если хотите. Но я тоже человек, и сейчас я чувствую тревогу. Я была бы вам признательна, если бы вы сказали: как вы решили, что хотите сейчас уйти?

Женя застыла, не делая ни шага. Руки ее по-прежнему оставались сжаты в кулаки.

— Вы заставляете меня делать плохие вещи. Я чуть не ударила сестру!

— А здесь сейчас находится ваша сестра? В этом кабинете?

— Нет, но…

— А где она сейчас?

— Наверное, дома, если не приехала к маме.

— А на каком расстоянии сейчас ее нос от вашего кулака?

— На другом конце города. — Женя рассмеялась и села в кресло. — Но я же хотела…

— Но вы же не сделали. Вы осознали, что хотите сделать — и не сделали. Ведь правда?

Метки записи:  , , ,
Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>