Тревога – сигнал из бессознательного

30.10.2019 Тревога  Нет комментариев

Тревога – сигнал из бессознательного

Поисследую чувство тревоги внутри себя. Итак, о чём моя смутная тревога? Она о том, что «я не знаю, смогу ли я её «правильно» описать»? А за этим страхом тянется ещё целый шлейф «не знаю». Но, я не буду их распознавать – мне нужно удержать в себе это чувство неизвестности, неопределённости, непонимания – «что со мной будет?» Вероятно, тревога вписывается в этот всем знакомый вопрос? Из чего состоит чувство тревоги? Для меня – из настойчивого внутреннего требования чего-то, что принесёт расслабление, успокоение. В тревоге, словно, соединены два ощущения: напряжения (острого внутреннего внимания) и ожидания (внимания вовне). Напряжение всегда ищет разрядки, т.е. расслабления. Ожидание – нуждаемость в приближении и получении чего-то необходимого («наша мама придёт, молочка принесёт»). Тревожное ожидание может «звучать внутри», как «придёт – не придёт», «сбудется – не сбудется» …, что-то похожее на «раскачивание» от надежды к отчаянию? Что-то, вроде маятника, остановить который может…? Может быть, мамино прикосновение, её голос: «Я здесь! Я слышу и понимаю тебя! Я позабочусь о тебе! Я знаю, в чём ты нуждаешься!»? Я пишу эти строки и чувствую, как легко и спокойно становится у меня внутри. У меня — далеко не младенца))), опускаются плечи, я делаю глубокий вдох и выдох… Полегчало, внутри стало спокойно… Тревога ушла… Какой «посыл» от этих простых, заботящихся слов успокоил меня?

Тревога – чувство беспокойства, направленное в будущее. Но, о чём оно, сразу понять не так просто? Тревогу невозможно игнорировать, она не поддаётся волевому контролю… Она, словно, «овладевает», пронизывая собою всё происходящее в жизни… И, когда, тревога становится «мешающей жить», понимания этого, увы, оказывается недостаточно. Что делать, когда понимаешь: «Мне тревожно!» или «Мне очень тревожно!», или «Мне невыносимо тревожно!»?

Жизнь «без-душевного-покоя» становится тягостной. И, чтобы вернуться в зону душевного комфорта, важно найти причину тревоги, понять, о чём она предупреждает, чего хочет?Тревога – это симптом, сигнал из глубин психики,из её бессознательных пластов.Был бы он осознан – стал бы не тревогой, а страхом. Страх конкретен, он описывает «предмет страха». А, когда знаешь «врага в лицо», то можно узнать «логику страха» — «о чём» угроза, и тогда с этим можно что-то делать.

Если тревога – это симптом, а любой симптом всегда обслуживает какую-то неудовлетворённую потребность, то цель психологического исследования – понять, какая потребность не удовлетворена в бессознательном?Да, тревога – какое-то «неправильное чувство», от которого невозможно спастись логическими умозаключениями: «Что-то не так? Да, не так! Но, что?» Вероятно, логика становится «не спасительной» тогда, когда логика – «не прямая»:

«Думаю, думаю, а легче не становится! Почему? Потому что не могу придумать… Чего? Может быть, как создать желаемое будущее? Ведь, желаемое – это то, чего я хочу и, значит, не боюсь? Какой смысл тревожиться о том, чего я не боюсь?

Почему я «провалился» в тревогу, «застрял» в ней? Потому что я когда-то «попал в неё» и не смог из неё выбраться? Почему? Потому, что не мог?Значит, то, «чего я не могу», стало тревогой? А, я хочу не тревожиться? Значит, мне невыносимо не знать, что ждёт меня впереди? Значит, я «боюсь» неопределённости и неизвестности…?

Мы не знаем, что ждёт нас завтра. Естественная экзистенциальная тревога есть у каждого человека, и появляется она в момент рождения. Можно ли избавиться, выйти из состояния тревоги? Да, можно, признав в себе состояние тревоги, как реакцию на неопределённость.

Во что она должна трансформироваться, чтобы я почувствовал себя освобождённым? В принцип реальности, который звучит примерно так: «Есть что-то, что не в моей власти, что не подвластно моему контролю!» Принятие этого принципа позволяет «отпускать» напряжение тревоги, сменив беспокойство на любопытство: «Что день грядущий мне готовит?»

Тревога всегда опознаётся по смутному: «Что со мной будет?» — и имеет свойство взвинчиваться до: «А, вдруг…?» — и накрывать «волной цунами».Тревогу хочется «забыть». Зачем? Чтобы не думать о том, «что будет?» – не тревожиться. Не получится! Не заботиться о будущем отведено ребёнку, безопасное будущее которого создаётся усилиями его родителей. Но, рано или поздно, жизнь заставляет повзрослевшего ребёнка самому думать о завтрашнем дне, тревожиться о нём.

И, когда эти мысли упираются в «я хочу, но…», что равносильно «я не верю в себя», появляется чувство тревоги. Ведь, тот, в кого я верил (мои родители), перестали меня защищать от непредсказуемого будущего (умерли, состарились, скоро состарятся, не могут, не хотят) … Я боюсь жизни.» Но угрозы, которые исходят от жизни, могут быть разными – для каждого свои.Под страх жизни часто маскируется страх смерти: «А, вдруг, я умру (сейчас, сегодня, завтра)?» А, если, ты умрёшь, то, что? Ты не успел понять, зачем ты живёшь?

Да, тревога может стать «смыслом жизни надолго», до тех пор, пока мозг будет искаться ответ на «неправильный» вопрос: «Как бы мне выжить в этом мире без усилий? Я не хочу тревожиться, я не выношу тревогу. За меня должен тревожиться кто-то другой. А, я должен получать желаемое, потому что я… Я не хочу меняться, напрягаться, идти навстречу трудностям».

ЖИТЬ И ВЫЖИВАТЬ — НЕ ОДНО И ТО ЖЕ!

Эта мысль когда-то «пронзила» меня важным пониманием: «В этом мире живёт душа, а тело выживает!» Тело само заботится о том, чтобы «быть живым» через инстинкт самосохранения. Оно мудрое, оно само знает, как выживать. А душа…? Зажатая в «клетке» неосознанных страхов (тревог), она «застревает», она боится жить, страдать, получать свой новый опыт прохождения через неизвестность. Она «плачет, как дитя», всхлипывая «я не могу» и никуда не идёт… Тревога сигналит: «Ты не справляешься с жизнью! Ты не живёшь! Задавай вопросы – ищи ответы! Принимай решения! Делай выбор!»

Чтобы «душа жила», она должна научиться относиться к жизни с мужеством и мудростью, осознавая смысл «присутствия» не в пугающем будущем, а в настоящем.У взрослого знаний о жизни больше, чем у ребёнка. Малыш, на самом деле, беззащитен и беспомощен. Для него, где родители – там и источник душевного покоя. С родителями не страшно лететь на самолёте на край света. Денег нет? У мамы с папой есть! Что я буду есть/пить/ одевать? Мама купит.

У ребёнка, которому хватает родительской заботы, страхи жизни и смерти не такие преследующие, как у детей, не имеющих «надёжных» родителей.Важно отличать заботу от опеки и служения. Избыток родительской заботы (опека и служение) формирует у ребёнка чувство: «я боюсь жизни» (страх жизни).Недостаток родительской заботы, где непредсказуемость жизни превращает её в смертельную угрозу, рождает в ребёнке повторяющееся переживание себя «на грани смерти»: «я не выживу один. Что со мной будет?» и формирует «страх смерти».

И страх жизни, и страх смерти очень часто топятся в бессознательном, прорываясь на уровень осознания в виде тревоги. И этот процесс всегда индивидуален, потому что у каждого своя жизненная история. Индивидуальность – это не то, как мы радуемся. Это то, как мы преодолеваем страхи и тревоги.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>